Есть вопросы?
Нужна консультация?


+7(8722) 51 52 53
+7(8722) 93 55 39

Или задайте свой вопрос

Вся власть инженерам

На печатьОтправить эл. почтой

        Андрей Анненков, независимый IT-обозреватель, кандидат технических наук, для РИА Новости.

Проводимый под эгидой IBM чемпионат мира по программированию среди студенческих команд (ACM ICPC (Association for Computing Machinery International Collegiate Programming Contest) вчера завершился победой россиян.

Вот его итог. Разобраться в этой таблице сложнее, чем в футбольной – на ICPC кроме забитых голов (решенных задач) учитывается время решения, количество неудачных попыток и эффективность кода. Но, как и во всяком спорте, тут важен результат: среди 12 призеров (на ICPC вручают по четыре золотых, серебряных и бронзовых медалей) три наших команды.

Абсолютное первенство взял питерский университет ИТМО. Золото также у МФТИ, а у МГУ - бронза. Саратовский университет на 13-м месте, в шаге от медалей и на шаг впереди Стэнфорда.

Варшавский университет, а этот вуз чрезвычайно силен, выступал дома. Поляки, как и питерские студенты, решили девять задач из одиннадцати, проиграв нашим только по дополнительным показателям. У всех остальных команд решенных задач меньше.

Традиционная интрига ICPC – противостояние наших и китайцев. У КНР в этом году в призерах тоже три команды, но надо учесть, во-первых, что у Поднебесной несопоставимо больше человеческого материала для отбора лучших студентов. Во-вторых, ни одна из китайских команд не сравнялась с Физтехом и ИТМО по главному показателю – числу решенных задач.

На нынешнем ICPC было 12 российских команд, что само по себе показатель. Те, кто эти команды подготовил, и сами студенты, за короткие пять часов запрограммировавшие решение чрезвычайно сложных заданий – герои. Бразилия не играет в футбол так, как они программируют. ACM считает НИУ ИТМО лучшим в мире вузом по подготовке программистов, и это объективная оценка.

Но давайте посмотрим на обратную сторону медали. На ней написано: "Победы на ICPC не равны развитию софтверной индустрии, как спорт высших достижений на равен здоровью нации".

Страна, где обитают лучшие в мире программисты, не ведет официальную статистику экспорта программного обеспечения. А зачем, действительно, разве мало учитывать экспорт нефти, леса и алюминия необработанного?

Те 20-30 кафедр, где готовят программистов экстра-класса – капля в море российских вузов, производящих плохих IT-инженеров, которые без серьезного доучивания непригодны к работе в софтверных компаниях, говорит президент РУССОФТ (объединяет российских экспортеров софта) Валентин Макаров.

В стране нет среднего IT-образования. Как следствие, инженеры дефицитных специальностей, программисты, работают тестировщиками. Это – признак серьезнейшего неблагополучия даже не IT-отрасли, а всей экономики. Если IT-специалистов не готовят в ПТУ, значит, она, экономика, ни разу не постиндустриальна.

Полтора-два года образования могли бы дать прекрасную работу с зарплатой 1-1,5 тысячи долларов огромному числу людей, но такое образование в России получить нельзя. В Индии, Китае, Бразилии – пожалуйста, а у нас просто негде.

Но это ерунда по сравнению с другой бедой: качество школьного преподавания математики и информатики. Оно снижается. Мало того, что людей банально мало из-за демографической ямы, так и тех, что есть, мы учим точным наукам все хуже и хуже. Если это и можно исправить, потребуются многие годы.

Декан чемпионов мира профессор Владимир Парфенов из ИТМО говорил мне на одном из предыдущих финалов ICPC: в России вузы ежегодно выпускают 5-7 тысяч инженеров мирового уровня, тех, что способны создавать космические аппараты, новые технологии передачи данных, подводные лодки, уникальный софт etc.

Не в высшей школе дело, больше талантливых людей 16-17 лет попросту нет. Декан, рассказывая о том, как готовит "детей" (его чемпионы мира и правда дети, его и Андрея Станкевича, тренера команды), больше говорит не об учебном процессе, а о том, как ищет абитуриентов, как уговаривает родителей отдать свое способное дитя стать классным инженером дитя именно в ИТМО, как и где берет деньги на стипендии для них и на зарплату преподавателей.

Деньги, к слову, проблема не главная. Не то что выпускники, даже правильно обученные третьекурсники – ликвидный ресурс, и вуз этим ресурсом владеет. Самый ленивый студент ИТМО в индустрии нарасхват. "Я его спрашиваю, как же тебя, двоечника, на работу-то взяли? А он: я, Владимир Глебович, им сказал, что второкурсники, которые придут за нами через год, еще хуже!" Декан, понятно, маскирует иронией гордость за качество своей работы – дескать, у него даже двоечники не залеживаются.

Уезжать из страны стали, действительно, меньше, подтверждает Валентин Макаров: в стране раньше не было работы для чемпионов мира, а теперь есть.

Примеры – "Скартел" (Yota), рекордно быстро развернувшая крупнейшую в Европе WiMAX-сеть, SPB Software, купленная "Яндексом" за 38 миллионов долларов, и Devexperts, производитель уникального софта для обслуживания биржевых торгов. Эти мирового уровня российские компании обязаны успехом исключительно благодаря бывшим участникам ICPC.

Теперь о роли российского государства в компьютерном программировании. Эта роль – решающая. Там, куда наше государство не вмешивается, дела идут неплохо, что и подтверждается опытом участия российских вузов в ICPC. Но в софтверной индустрии это не так, госрегулирование заставляет производителей софта выводить разработку за рубеж.

Или вот пример с упомянутой уже "Скартел" - инженеры там да, хороши, но если не дать им лицензии на частоты, то ничего они не сделают. Пример не надуманный, так оно и было. А не мешали бы, LTE-сеть появилась бы на полтора года раньше.

Изменений ждать неоткуда, в нашем правительстве инженеров нет и не предвидится. Дети чиновников, олигархов и инспекторов ГИБДД математике и программированию в вузах не учатся – точные науки им изучать тяжело, да и зачем, если без этого можно руководить страной со всеми ее инженерами?

Однако не бывает народа юристов, журналистов и PR-менеджеров. Есть народы крестьян, мореплавателей, воинов, торговцев. Наша страна еще недавно была страной инженеров, и пока что ею, хотя и с трудом, остается. Будет иначе, не будет этой страны.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

www.ria.ru